«Главный враг» американского государства и интересы России

Николай Стариков

Взаимоотношения США и Ирана становятся самой опасной точкой на дипломатической карте мира, той точкой, где в итоге может не просто возрасти напряжение, а начаться военные действия. Когда ровно год назад, 26 июля 2017 года, в Конгрессе США приняли законопроект по санкциям против России и ограничили полномочия президента США в вопросе их отмены, смысл принятого законодательного акта был понятен не всем и не до конца.
Спустя год все стало гораздо яснее. Год назад американские парламентарии перечислили, против кого направлены принятые санкции: Россия, Иран, КНДР. При этом именно эти страны были названы самыми опасными противниками США. «Многообразие угроз нашей национальной безопасности со стороны Ирана, России и Северной Кореи нельзя недооценивать. Эти опасные действующие лица на международной арене давно пытались подорвать усилия США и нарушить глобальную стабильность», — заявил спикер палаты представителей Конгресса Пол Райан.
Прошел год. Много дипломатической воды утекло с тех пор. [Президент США] Дональд Трамп встретился с [лидером Северной Кореи] Ким Чен Ыном и напряженность между двумя государствами несколько снизилась. Только что состоялась личная встреча президента России Владимира Путина и президента США, что тоже можно рассматривать если не как потепление, то уж точно как маленькую «разрядку напряженности» между Москвой и Вашингтоном.
А вот с Ираном ситуация за прошедший год изменилась только в худшую сторону. Пару месяцев назад Трамп неожиданно разорвал под надуманным предлогом так называемую ядерную сделку с Ираном и вновь ввел против Тегерана санкции. Казалось бы — какая разница, ведь в сделке участвовали, кроме Вашингтона, еще пять международных посредников: Великобритания, Россия, Китай, Франция и Германия. Какое дело им и Тегерану до нововведенных санкций со стороны американцев?
Дело в том, что действия Вашингтона носили строго продуманный и отнюдь не эмоциональный характер. Имея в руках контроль над долларом и системой мировых платежей SWIFT, США могут отключить от нее любой банк и создать непреодолимые сложности для любой компании, которая продолжит торговать с Ираном. Срок для разрыва связей с иранцами назначен до 4 ноября.
Трампу надо «додавить» хотя бы одно из тех государств, которые Вашингтон назначил своими главными противниками. Отсюда и желание президента США несколько смягчить напряженность с КНДР и Россией — причем на встрече Путина и Трампа в основном осуждалась ситуация в Сирии, что в переводе «с дипломатического» означает желание американцев подтолкнуть Москву к выдавливанию и «сдаче» своих иранских коллег в той или иной форме. В этой связи логичен и понятен неожиданный внеплановый визит в Израиль, который совершили глава МИД России Сергей Лавров и начальник Генштаба Вооруженных сил РФ Валерий Герасимов.
Любопытно, что на протяжении многих лет нам рассказывали, что если не «отцом», то уж точно «отчимом» ракетной программы Северной Кореи является Иран. Почему сегодня этого не слышно вовсе? Потому что напряженность должна расти вокруг Ирана, только одного Ирана. Вокруг КНДР сейчас все должно быть стабильно сложно.
Москва отнюдь не спешит выполнять желания США. Почему? Причин тому несколько.
1. Помогать Штатам в решении их проблем нам нет никакого резона. Как показала практика прошедших лет — благодарности никогда не получишь, а вот лицо потеряешь.
2. Кроме того, несмотря на теплые слова, рукопожатия и улыбки, политика США в отношении России не меняется. Не изменилась даже риторика — никто нас из списка главных врагов не вычеркивал и делать это не собирается.
3. После того как Штаты разберутся с первым «главным врагом», логично предположить, что они вплотную займутся другим.
Тут возникает вопрос: как же Вашингтон мыслит себе итог давления на Иран? Тут ответить нетрудно. Госсекретарь США Майк Помпео назвал иранское руководство «мафией» и пообещал поддержку «несчастным иранцам» в борьбе с их правительством.
Чем такая борьба и такая «поддержка» чреваты, мы видим на примере Сирии, где США до сих пор поддерживают «борцов за свободу» различных мастей.
Но первый этап «освобождения» Ирана — это создание ему серьезных экономических трудностей. Главная задача Трампа — остановить покупки иранской нефти и тем самым поставить Тегеран в крайне сложное финансовое положение. Однако здесь есть одна проблема: сегодня 70% поставляемой из Ирана нефти направляется в Азию, в первую очередь в Китай и Индию. Заставить Пекин и Нью-Дели прекратить эту торговлю достаточно сложно, тем более что в последнее время Вашингтон начал торговую войну с Китаем. Теперь, чтобы Пекин разорвал свои связи с Ираном, ему надо предложить что-то, что перевесило бы тот факт, что главным покупателем китайских вооружений является все тот же Иран. Предложить пока нечего — поэтому в ход идут давление и угрозы.
Надо сказать, что Иран хорошо держит удар и даже делает ответные выпады. «Тегеран ответит равными контрмерами в случае, если США попытаются заблокировать экспорт нефти из Ирана, — заявил во вторник официальный представитель внешнеполитического ведомства Ирана Бахрам Гасеми. — Если Америка захочет сделать серьезный шаг в этом направлении, это, несомненно, встретит реакцию и равные ответные меры со стороны Ирана».
Это означает, что если Штаты продолжат безудержно давить на покупателей иранской нефти, иранцы могут преградить, пользуясь своим географическим положением, вывоз всей или части ближневосточной нефти через Ормузский пролив. Помимо этого президент и одновременно с этим премьер-министр Ирана Хасан Роухани заявил, что «Америке следует знать, что мир с Ираном является матерью всякого мира, а война будет матерью всех войн». Тегеран отвечает таким образом, потому что давление со стороны США началось в полный рост. Выступая с трибуны ООН в сентябре прошлого года, глава вашингтонской администрации назвал Иран «страной-изгоем, которая экспортирует главным образом насилие, кровопролитие и хаос».
На жесткое иранское заявление Трамп ответил не менее жестко: он предостерег иранского коллегу о «последствиях» для Тегерана в случае, если тот «продолжит угрожать американской стороне». После чего президент США на своей страничке Twitter добавил, что не обеспокоен тем, что своими сообщениями может усилить напряженность в отношениях Вашингтона и Тегерана.
Сейчас для Ирана наступает период, когда нужно будет продемонстрировать всю свою выдержку и одновременно с этим показать готовность не прогибаться под давлением.
Каковы в этой ситуации интересы России?
1. Понимать, что интересы России лишь отчасти совпадают с интересами Ирана.
2. Защищать и думать в первую очередь только о России.
3. Не забывать, что после того, как сожрут соседа, обязательно придут и за тобой.
Вот таким с пониманием ситуации, нашего положения и общей международной политики и надо выстраивать политику России в настоящее время.

riafan.ru

26-07-2018 20:08 Baxılıb: 990    
Şərh bildir