ГРУ — тайное оружие Путина

Всего лишь за несколько лет ГРУ из организации, которая, казалось, осталась за кормой, фактически превратилась в важнейшее оружие Путина в борьбе с Западом.
Организация, носящая несколько неуклюжее название, Главное разведывательное управление (ГРУ), поставила с ног на голову Вашингтон и Лондон.
Американцы обвиняют российскую военную разведку в «хакерской атаке» на их президентские выборы в 2016 году, и во время пресловутой встречи на высшем уровне Путин-Трамп в Хельсинки были подняты обвинения в адрес 12 названных по именам агентов.
Британцы же, со своей стороны, считают, что ГРУ стоит за попыткой отравления своего бывшего коллеги, двойного агента Сергея Скрипаля. Помимо него отравлены были еще четверо посторонних людей, включая его дочь Юлию. Один человек умер.
Эти операции, проведенные после холодной войны, являются чем-то практически неслыханным. Оппозиция в США считает, что российское вмешательство стало главной причиной того, что Трамп выиграл выборы. В Великобритании предполагаемые российские агенты использовали вариант вещества «новичок», военный нервно-паралитический газ, созданный в СССР.
Марк Галеотти, один из ведущих европейских экспертов по российской разведке, заявил в интервью с VG, что вряд ли приходится сомневаться в том, что к обоим этим делам причастно ГРУ. «Самое интересное состоит в том, что американские власти обвиняют только агентов ГРУ. Мы знаем, что ФСБ также занималась подобными операциями, но им столько же внимания не уделяется», — говорит он и продолжает: «И то же самое со Скрипалем. Я уверен в том, что тут речь идет о российском государстве, но вовсе не обязательно о его прежних коллегах из ГРУ. В обоих случаях обвинения совершенно правдоподобны, но примечательно то, что «честь» за все, что русским приходит в голову совершить за границей, возлагается на ГРУ».
Он думает, что постепенно растущая известность организации и ее относительные успехи объясняются военным характером ГРУ: «Они ведут себя агрессивно и больше сосредоточены на выполнении задания, чем на том, чтобы избежать риска».
Десять лет назад ГРУ оказалось в совершенно иной ситуации, рассказывает Галеотти. Советский КГБ раскололся на ФСБ и СВР, которые, соответственно, отвечали за внутренние и внешние вопросы. Именно сюда Путин и направлял деньги, в то время как старым рысакам из военной разведки ГРУ приходилось наблюдать за тем, как сокращается их бюджет. В то время были уволены 80 из 100 генералов ГРУ, их методы были названы несовременными и неактуальными. Присматривать за прежней сферой советских интересов было делом не особо почетным. «Казалось, что ГРУ ничего не умеет: только танки считать», — якобы, заявил источник в российских спецслужбах Галеотти.
Но даже это у них не всегда получалось. Отчасти ГРУ обвиняли в не особо удачном участии самопровозглашенной сверхдержавы в войне в Грузии в 2008 году, и плохая работа разведки привела к тому, что у ГРУ отобрали контроль над его 25 тысяч спецназовцев — отменно подготовленных солдат для специальных операций.
Когда генерал-майор Игорь Сергун в 2011 году был назначен руководителем ГРУ, это стало отчетливым признаком того, что ГРУ задвинули в сторону. У Сергуна не было никакого боевого опыта, у него было необычно низкое воинское звание для того, чтобы занять этот изначально важный пост. Но бывший дипломат и шпион показал себя весьма деятельным. Кризис на Украине в 2014 году представил великолепную возможность проявить себя, которой Сергун и воспользовался. В феврале того же года, в то время как украинцы свергали своего пророссийского президента, на Крымском полуострове внезапно появились хорошо вооруженные солдаты. На них была современная российская форма, но никаких знаков отличия на форме не было. За короткий срок они оккупировали стратегически важные точки Крыма и назначили нового премьер-министра. Через месяц был проведен референдум, подвергшийся резкой критике, а полуостров был аннексирован Россией. «Во главе этого стояло ГРУ, и они показали, на что способны. Они жестко контролировали украинские вооруженные силы, знали, где надо нанести удар, и знали, кого могут заставить перейти на другую сторону. Подобное наглое решение вряд ли будет использовано когда-то еще, но, сняв с формы знаки отличия, они выиграли 24 часа, которые длилось замешательство. Когда западные державы поняли, что происходит, было слишком поздно», — говорит Галеотти.
Традиционная деятельность военной разведки в соседних с Россией регионах в сочетании с внезапными и инновационными методами сделали вторжение в Крым убедительным успехом службы, которую еще совсем недавно списали со счетов. В ходе операции погиб только один украинский солдат, и несмотря на сильные международные протесты Крым остается в руках России.
По словам New York Times, сейчас ГРУ — один из важнейших объектов критики американских властей. Помимо шпионов, которых обвиняют по уголовным делам в связи с американскими выборами, против ряда отдельных лиц, связанных с Крымом, войной на востоке Украины и различными кибер-действиями, введены строгие американские санкции.
ГРУ также обвиняют в нарушении правил, которые должны помешать Ирану, Сирии и Северной Корее получить технологии и материалы, которые могут быть использованы для создания оружия массового поражения.
Военная разведка и ее спецназ также сыграли важную роль в военных действиях России в Сирии, где сравнительно небольшой вклад России повернул ход войны в пользу сирийского режима.
Но именно интервенция в Крыму поставила ГРУ в первые ряды, когда был взят новый и более жесткий курс по отношению к Западу. Здесь метод России получил название гибридная война, что включает в себя, в частности, шпионаж, дезинформацию, дестабилизацию и войну с помощью «заместителей» и нерегулярных вооруженных сил. Новый авангард Кремля — хакеры и гангстеры, и руководит ими ГРУ. «Отчасти это старые методы, но они оказались очень эффективными в постидеологическом мире после холодной войны, связанном интернетом», — говорит Галеотти.
Несмотря на то, что ГРУ привлекает сейчас к себе большое внимание и стало вновь уверено в себе, исследователь предостерегает от веры в то, что ГРУ непобедимо или действует по какому-то долгосрочному «злому плану». «Они достаточно умны и компетентны, чтобы использовать реальные слабости Запада. Это раскол в старых альянсах и союзах. Все меньше из нас верят СМИ и нашим лидерам. И русские могут очень много из этого извлечь, поддерживая альтернативные новости и альтернативных политических кандидатов, но тут важно помнить несколько моментов. Мы можем противодействовать этому, к тому же русские делают это не потому, что они сильны, а потому что они слабы», — считает Галеотти.
И объясняет:
•Вооруженные силы русских гораздо меньше, чем у НАТО, даже если не считать США и Канаду.
•Экономика России приблизительно такая же, как у Испании, и перспективы ее не радужны.
•У русских нет никакого влияния или культурной силы — так называемой «мягкой силы» (soft power), а если и есть, то очень небольшое.
Кроме того, многое указывает на то, что не все идет так, как хочет Путин, — несмотря на то, что на первый взгляд, новые методы кажутся эффективными.
«Более зрелые и менее отчаявшиеся государства и их спецслужбы пытаются избегать столь экстремальных средств воздействия, просто- напросто потому, что все последствия просчитать невозможно. Позвольте мне привести простой пример: возможно, казалось вполне разумным, что ЦРУ и Ми-5 поддерживали диктатора — шаха Ирана, но они никогда не стали бы этого делать, если бы знали, что через несколько лет получат аятоллу. Русские сейчас усваивают эти уроки», — говорит Галеотти.
Он — сторонник теории о том, что русские тоже были потрясены победой Трампа на выборах. Короче говоря, он и некоторые другие считают, что на самом деле целью русских было посеять рознь и неуверенность, чтобы осложнить жизнь претенденту, который, как все считали, был очевидным кандидатом в победители: Хиллари Клинтон. «Тем самым ей было бы сложнее сосредоточиться на своей цели: подорвать позиции Путина, возможно, именно это было бы предпочтительнее. В конечном итоге вовсе нельзя сказать, что такой непредсказуемый и легко подвергающийся влиянию президент, как Трамп, будет выгоден россиянам», — говорит Галеотти.
Вмешательство на Украине и поддержку русскими мятежников в очень дорогостоящей и почти замершей войне на востоке Украины также нельзя назвать безусловным успехом. «Думаю, тот факт, что они приглушили немного то агрессивное политическое вмешательство, которое мы наблюдали в США, говорит сам за себя. Но это не значит, что они прекратят использовать методы подобного типа. Русские действительно совершенно искренне считают, независимо о того, что мы об этом думаем, что они отчасти находятся в состоянии экзистенциальной борьбы с Западом. Поэтому они будут пытаться отбивать от себя удары разными способами», — говорит Галеотти.
В России героические агенты ГРУ и спецназа, сражающиеся с плохими исламистами и чеченскими террористами, — отдельный жанр в попкультуре, рассказывает Галеотти. И героизация едва ли становится меньше от того, что разведку обвиняют в том, что она стоит за эффектными и разрушительными операциями, наносящие удары по старым врагам.
Что же касается их коллег в преемнике КГБ ФСБ, картина немного иная. «Те, кто работает за границей, немного «Джеймсы Бонды», в то время как ФСБ — гораздо более коррумпированная организация. И если россияне вступают в какой-то контакт с разведкой, то это с политически ориентированной, тайной полицией именно из ФСБ. И их работа в России не получает однозначной позитивной оценки», — говорит Галеотти.
О российской разведке всегда ходили слухи, что для нее характерно соперничество, как внутреннее, так и между различными ее ветвями. Впрочем, конфликт между различными разведывательными службами, больше всего касается одного: «У них свои зоны ответственности, иногда они перекрещиваются, и тогда они вступают в противоречие друг с другом. Но настоящая конкуренция касается борьбы за внимание одного человека, чье мнение играет в России роль, — говорит Галеотти и продолжает после маленькой искусственной паузы, — Путина».

Магнус Ньют                      inosmi.ru

02-12-2018 11:25 Baxılıb: 490    
Şərh bildir