Число 6 миллионов: откуда взялась эта мифическая цифра?

Юрген Граф

Вместе с газовыми камерами превратилось в миф и число 6 млн. Но посмотрим, откуда оно взялось. Впервые оно всплывает в показаниях двух НС среднего звена - у Дитера Вислицени и Вильгельма Хеттля. Вислицени был шефом гестапо в Братиславе, свои показания он давал чешским коммунистам, которые его жутко пытали. Цена таких признаний, естественно, равна нулю. Вислицени мог назвать и 60 млн., лишь бы прекратить пытку.
Хеттль был сотрудником Адольфа Эйхмана в Главном управлении госбезопасности. О 6 млн. он, якобы, слышал от Эйхмана. После исчезновения своего шефа Хеттль решил выпутаться из трудностей, взвалив на Германию вину, какую от него потребовали союзники. Он был вознагражден за сотрудничество: с него не упал ни один волос. Эйхмана же в 1960 г. вывезли из Аргентины в Израиль, где на показательном процессе мировая судебная бюрократия превратила его в монстра и в 1962 г. убила.
Но вернемся в 1942-й год. Там мы наталкиваемся на удивительный факт, когда сионистский активист Наум Гольдман, ставший впоследствии президентом Еврейского конгресса, уже в мае 1942 г. на приеме в отеле Балтимора в Нью-Йорке заявил, что из 8 млн. евреев, находящихся в сфере немецкого господства, в живых осталось 2 или 3 млн.. Тогда "холокост" только начинался. Откуда Гольдман знал будущее число?
Но нашему изумлению не будет границ, если мы обратимся к газете "Американские евреи", где о "холокосте" говорится в номере от 31 октября 1919 г., об уничтожении "шести миллионов еврейских мужчин, женщин и детей". Где и как тот "холокост" осуществлялся, из полоумной писанины в газете понять нельзя, но число 6 млн. названо 7 раз.
А вот где находится ответ, почему непременно нужна эта цифра: она взята из древности, это священное число заимствовано сумасшедшими политиками из Талмуда.
Задумаемся над тем, какую колоссальную роль число 6 млн. уже десятилетиями играет в пропаганде. До сих пор была только одна попытка это число разоблачить. В 1991 г. авторский коллектив под руководством профессионального анти-антисемита Вольфганга Бенца (он руководит Берлинским институтом исследований антисемитизма) издал пухлый том под заглавием "Измерение смерти народа", где говорится, что в третьем рейхе было уничтожено от 5,29 до 6,01 млн. евреев. А восемью годами ранее американец Вальтер Заннинг в книге "Решение" делает вывод, что в сфере немецкого господства погибло несколько сот тысяч евреев.
Обе книги проанализированы Гермаром Рудольфом в его работе, которая общедоступна. Мы ограничимся лишь кратким цитированием из нее.
Чтобы получить число в 6 млн., Бенц и его команда прибегают к разным манипуляциям, например, к двойной бухгалтерии, пользуясь тем, что территории во время второй мировой войны переходили из рук в руки. Рудольф вскрыл 533193 таких двойных исчислений. В Польше Бенц считает убитым каждого еврея, не вернувшегося туда после войны. Получается так, будто бы книга Леона Ири "Exodus" вообще не была написана.
В отличие от Бенца, Заннинг ведет подсчет с надлежащим вниманием. В своей книге, опирающейся исключительно на еврейские и союзнические источники, он показывает, что после 1945 г. 1,5 млн. евреев выехало из Европы в Палестину, США, Южную Америку и Австралию. Но эти 1,5 млн. еще не решают всей проблемы. Другую ее часть следует искать в СССР. Согласно данным переписи, в 1939 г. в Советском государстве проживало 3,02 млн. евреев. По данным переписи 1959 г. их там было 2,267 млн. Однако все сионисты сходятся во мнении, что цифра эта сильно занижена. Во-первых, каждый советский гражданин может по собственному желанию назвать свою национальность, и большинство, если не все, ассимилированные евреи называют там себя "русскими". Во-вторых, советский режим был заинтересован в том, чтобы под историю "холокоста" подвести необходимую базу, и потому намеренно стал после войны занижать число проживающих в стране евреев. 1 июля 1990 г., т.е. много лет спустя после начала массовой эмиграции советских евреев на Запад, "Нью-Йорк пост" писала, ссылаясь на израильских специалистов, о 5 млн. евреев, живущих в СССР. Естественный прирост этой группы населения, в условиях возрастающей тенденции к ассимиляции и низкой рождаемости, вряд ли мог быть столь велик. Ведь получается, что до эмиграции там должно было проживать 6 млн. евреев, т.е. в 2,5 раза больше, чем в 1959 г.
Так что же было на самом деле? 1939 год. После раздела Польши огромный поток еврейских переселенцев устремился на Восток. А после начала немецко-советской войны большинство евреев - согласно Заннингу 80% - было эвакуировано, и немцы их даже в глаза не видели. В декабре 1942 г. Давид Бергельсон, секретарь Еврейского антифашистского комитета, заявил в Москве: "Благодаря эвакуации было спасено абсолютное большинство евреев, живших на Украине, в Белоруссии, Латвии и Литве. Согласно сообщениям, поступавшим из Витебска, Риги и др. городов, захваченных фашистами, там оставались лишь отдельные евреи"[237].
Таким образом, большая часть польского, прибалтийского еврейства была абсорбирована в СССР. Но несмотря на это британо-американская комиссия в феврале 1946 г., когда сотни тысяч польских евреев уехали на Запад, сообщала, что там еще проживает 800 тыс. евреев.
И что в таком случае остается делать с мифом об истреблении евреев в ГК?
Шведский профессор Карл Нордлинг взял на себя труд исследовать судьбу 722 названных в "Энциклопедии иудаика" евреев, живших во время второй мировой войны в сфере немецкого господства. Он установил, что 44% из них эмигрировали до начала 1942 г., 13% умерли, 35% не были затронуты депортацией, остальные были депортированы и интернированы, но остались живы.
Если исходить из 4,5 млн. евреев, живших в сфере немецкого господства, то 13% от их числа составляет около 600 тыс.; Заннинг насчитал ровно полмиллиона; английский ревизионист Стефен Галлен - 750 тыс.. Так из мозаичных камешков складывается образ того, что было на самом деле.
Несомненно, потеря 13% населения была ужасной трагедией для европейских евреев. Однако и у других народов потери были таковы же или даже больше.
СЛОН, КОТОРОГО НЕ ЗАМЕТИЛИ. О том, что союзники, Ватикан и Красный Крест знали о судьбе евреев, повествуют многие книги. В них без конца толкуют о том, почему никто не пришел на помощь евреям. Невозможно представить себе, чтобы в Вашингтоне, Лондоне, Ватикане, Женеве не знали, что происходит в Освенциме и других "лагерях уничтожения". Американский автор Давид Виман, рассматривая этот вопрос, открыто высказывает подозрение, что истребление евреев было совершено с молчаливого согласия всех. Он и книгу свою назвал так: "Нежелательный народ".
С 1942 г. в прессе курсировали сообщения об уничтожении евреев. Однако жутким историям о паровых камерах, ГК, вагонах с известью, об убийствах электричеством под землей и т.п. никто не верил - ни правительства союзников, ни Ватикан, ни Международный комитет Красного Креста. Еще в августе 1943 г., когда уже существовала официальная версия об отравлении газом 2-3 млн. евреев, американский министр иностранных дел Корделл Хэлл в наброске телеграммы американскому послу в Москве вычеркнул все указания на ГК, как недоказанные.
Мартин Гильберт в толстой, богато документированной книге "Освенцим и союзники" пишет: "Названия и местоположение четырех лагерей уничтожения Хелмно, Треблинка, Собибор и Бельзец стали известны в странах союзников с 1942 г. О ГК в Освенциме молчали до конца 1944 г.".
Расположен же Освенцим был в центре промышленной зоны. Заключенные постоянно контактировали с вольнонаемными, а те постоянно посещали свои семьи. Далее, заключенных постоянно перевозили по железной дороге из Освенцима в другие лагеря (вспомним семью Франк). Имелось огромное число освобожденных из лагерей; особенно много таких было ранним летом 1944 г., когда геноцид, как утверждают, достиг своего ужасного пика. Все они, эти десятки тысяч вольнонаемных, перемещенных, освобожденных должны или могли бы быть свидетелями истребления людей, какого мир не знал.
Главное место, где якобы происходили убийства, крематорий II в Биркенау, согласно наземной и аэрофотосъемке, а также зарисовкам Джона Болла, был окружен невысоким забором, и из всего лагеря можно было бы каждый день видеть совершаемые там убийства. Непосредственно к крематорию III, второму по величине месту массовых убийств, примыкало футбольное поле, где заключенные регулярно играли в футбол.
Если бы массовые убийства газом совершались на самом деле, то весть об этом в считанные недели облетела бы союзные страны, над Германией были бы разбросаны миллионы листовок, извещающих немецкий народ о преступлениях его правительства. Но такого не случилось.
С конца 1943 г. Освенцим постоянно фотографировался с воздуха. Будь на фотографиях хоть что-то, указывающее на массовые убийства, то англо-американские бомбардировщики без труда разрушили бы железную дорогу, связывавшую Освенцим с Венгрией. Но они этого не сделали. Почему? Да потому, что на фотографиях не было ничего, указывающего на массовые убийства!
Сторонники теории истребления, такие как Фавен и Виман, Гильберт и Лакер, пришли к выводу:
- долго скрывать массовые убийства в Освенциме было невозможно;
- союзники, Ватикан, и Красный Крест ничего не сообщили о массовых убийствах в Освенциме и не пошевелили пальцем, чтобы спасти евреев от ГК.
Единственно возможное следствие из этих кричащих фактов вывел американский ревизионист Артур Бутс: "Я не вижу у себя в подвале никакого слона. Если бы в моем подвале был слон, то несомненно я бы его увидел. Следовательно, в моем подвале слона нет".
РУБАШКА НЕССА. В греческом мифе рассказывается о кентавре Нессе, который, умирая от стрелы Геракла, посоветовал жене Геракла Деянире собрать кровь из его раны, пропитать ею рубашку Геракла и, если тот совершит измену, надеть ее на него. Деянира так и поступила. Рубашка сначала понравилась герою, но потом она начала его жечь, причинять невероятные страдания. Однако снять ее было невозможно, она приклеилась к телу, и Геракл погиб в муках.
Об этом мифе следовало бы подумать более умным вождям еврейства. "Газовые камеры" - это рубашка Несса, которую сионисты придумали полвека тому назад. Сначала она, в виде паровых камер, пылающих ям и других измышлений дикой пропаганды, служила инструментом мести сильному врагу - "фараону" в Берлине, решившемуся еврейский народ лишить прав, насильственно перевозить и принуждать работать. А потом сионисты обнаружили, что лживая пропаганда может приносить крупный гешефт.
Германию заставили платить компенсации, на которые начали возводить Израиль и содержать сионистские организации. А вдобавок к тому миф помогает оказывать непомерное психологическое давление на немцев. Далее: до 1945 г. разрешалось критически высказываться о евреях, после 1945 г. - нет. Даже самая скромная попытка взять под сомнение методы действия сионистов тут же кликой СМИ подвергается проклятию как антисемитизм. Всякий, сказавший хоть слово против евреев, рискует быть подвергнут общественному презрению, лишиться работы, а в ряде стран - быть подвергнутым штрафу или тюремному заключению.
Подобная бесчестная игра могла бы длиться до бесконечности, если бы не проклятые ревизионисты! Как после 1945 г. ГК позволили сионистам взлететь на немыслимые вершины, так уже в ближайшем будущем им придется, со всеми вытекающими из этого последствиями, с захваченных высот скатиться. Удивительное, безотказно действовавшее до сих пор оружие с ужасной силой начинает обращаться против сионистов. По их вине не только в Германии, но повсюду в мире евреи - то их большинство, которое лично не виновато в создании лжи холокоста - испытает на себе ледяное презрение. Они тогда захотят скинуть с себя "рубашку Несса", но уже не смогут этого сделать.
До второй половины 70-х годов официальная версия холокоста стояла неколебимо. Правда, уже и тогда имелись мужественные люди, изобличавшие ложь. Рядом с Полем Рассинье, пионером движения ревизионистов, выступал целый ряд авторов: Маврикий Бардес - сначала веривший в ГК и лишь оспаривавший число жертв, Эмиль Арети, Эрвин Шеборн, Тис Кристоферсен, Хайн Рот, Франц Шейдль, Вольф Дитер, Ричард Харвуд и некоторые другие. Однако их аргументам не хватало научной базы, чтобы пробить большую брешь в стене лжи. Первыми ревизионистами не был вскрыт самый слабый пункт в истории "холокоста" - его абсолютная техническая сумасбродность.
"Холокост" в силу своей исторической и технической абсурдности сам в себе с самого начала содержит свое опровержение. Решительного прогресса в исследованиях ревизионистов добился Артур Бутс в 1976 г., опубликовав книгу "The Hoax of the Twentieth Century" (Мистификация XX века). В начале 1979 г. Вильгельм Штеглих опубликовал "Миф Освенцима", где вскрыл шаткость созданного о нем представления. Незадолго до того Робер Фориссон открыто выступил со статьей, в которой указал на техническую невозможность существования ГК. Вместе со шведом Дитлибом Фельдерером - тогда еще никому неизвестным - Фориссон провел естественнонаучные исследования в "лагерях уничтожения" и опубликовал их описание.
Бутс, Штеглих, Фориссон начали отсчет времени, оставшегося до момента смерти мифа. Тогда, 30 лет спустя после окончания войны, сионистам и их мальчикам на побегушках в политике и СМИ было приказано: ни шагу назад! ГК уже надежно стали символом уникальности страданий евреев, символом, которым не хотели жертвовать, дабы не сотрясти основы, на которых стоял послевоенный мировой порядок.
Барыши от великой лжи только возрастали. Ради них пропаганду "холокоста" в подвластных СМИ наращивали до шизофрении. По сей день происходит так, что чем дальше в прошлое уходит война, тем воспаленнее делается травля, во все большем числе стран надевают тоталитарные намордники, принимают запреты на мышление. В течение еще какого-то, но уже короткого времени еще будет удаваться ревизионистов упрятывать за решетку, однако слом монополии на информацию ускоряет конец величайшей в мировой истории лжи.
Сегодня сионистам хотелось бы вместо 6 млн. отравленных газом говорить о 3 млн. умерших от тифа и недоедания. Но поздно. Газовые камеры стоят не только в учебниках истории, но, как "очевидные факты", в судебных актах. Если бы удалось доказать, что немцы отравили газом ну хотя бы несколько тысяч, то катастрофу еще удалось бы задержать. Однако нельзя доказать ни одного отравления, и ГК - это не возникшее в послевоенный атмосфере преувеличение, а ложь с самого начала.
В голландской газете "Intermediair" 15 декабря 1995 г. появилась длинная статья еврея Михеля Картека, в которой он снижает число убитых газом до 700-800 тыс. Остальные (5 млн.), утверждает он, были "расстреляны, забиты насмерть, повешены". Не является ли статья неким зондом, запущенным, чтобы проверить реакцию общественности на новую версию "холокоста"? Если да, то ждать ее придется недолго. Интересно будет узнать, как идеологи "холокоста" разделят эти 700 тыс. по 6 "лагерям уничтожения", как объяснят они нам свой отказ от "очевидного"?
Может быть и "свободная демократия" ненамного переживет конец холокоста, поскольку и вне Германии политикам, творцам не верит ни единому их слову. Потеря доверия будет просто смертельной вовремя всеобщего хозяйственного и социального кризиса, против которого правящая клика не знает ни одного рецепта.
Супостат свободных народов носит "рубашку Несса", и ему ее никак не снять, а она жжет его с каждым днем все больше и больше.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Что произошло бы, если бы доводы ревизионистов были приняты? Представим себе однажды, что официальная версия "холокоста" будет также официально признана ложной, будет признано, что в третьем рейхе преследование евреев было, а истребление - нет, что ГК, газовые автомобили, как и отрезанные немецкими солдатами еще во время первой мировой войны детские руки, мыло и абажуры из жира и кожи евреев - все это является пропагандистским горячечным бредом, что в сфере немецкого господства погибло не 6 млн., а около 500 тыс. евреев, при этом в подавляющем большинстве из-за сыпного тифа и лишений в лагерях и гетто, обусловленных бедствиями войны. Каковы были бы последствия признания всего этого? Можно без особой фантазии ответить на такой вопрос:
- в мире поднялась бы волна негативного отношения к евреям, в том числе и к совершенно не виноватым в фабрикации лжи;
- Израиль оказался бы в полной изоляции. Вряд ли неевреи стали бы тогда и далее поддерживать государство, построенное на афере такого калибра;
- не только в Германии, но и в других странах Европы были бы полностью дискредитированы власти предержащие. Люди стали бы задавать вопрос: а во имя чьих интересов полстолетия средствами цензуры и террора поддерживалась неслыханная афера? Доверие к властям рухнуло бы окончательно.
Таким образом, мы видим, что разоблачение лжи "холокоста" имело бы опустошительные последствия не только для сионизма, но и для политической и интеллектуальной правящей касты всего мира. Произошла бы переоценка всех ценностей. Прежнее ушло бы в небытие. Карты оказались бы перетасованными.
Так было бы, и так будет.

http://holocaustrevisionism.blogspot.com/1996/09/blog-post.html

09-09-2018 09:48 Baxılıb: 1010    
Şərh bildir