Юрген Граф. Свидетели "газовых камер" Освенцима

Тому, кого волнует проблема "холокоста", можно настоятельно посоветовать посетить Освенцим. Ему тотчас же бросятся в глаза разного рода нелепицы: за окнами витрин высятся горы женских волос, "принадлежавших убитым газом"; все они в основном пепельного цвета и сильно напоминают лен или коноплю. Горы обуви должны доказывать массовые убийства, хотя доказывают они лишь то, что их кто-то здесь собрал. Особенно же впечатляют до абсурдности малые помещения, в которых якобы было убито и сожжено, по мнению "историков", не то 9 млн., не то 470 тыс. человек.
Сторонники теории истребления указывают на следующие помещения, служившие для отравления газом:
- зал для трупов в крематории основного лагеря;
- два перестроенных в ГК крестьянских дома в 3 км от основного лагеря;
- так называемый "подвал для трупов" в крематориях II и III;
- несколько помещений без названия в крематориях IV и V.
В ГК основного лагеря (согласно Прессаку) в начале 1942 г. было уничтожено около 10 тыс. человек. С весны 1942 г. до весны 1943 г. убийства производились в крестьянских домах и в бункерах 1 и 2. С весны 1943 г. газом убивали в крематориях Биркенау, крематорий II - главное место убийства в третьем рейхе.
Подтвердить все это нечем - нет ни одного документа, ни одного фактического доказательства. Поэтому, как последний триумф сторонников теории истребления, остаются свидетели. В нашей книге "Освенцим. Свидетельства исполнителей и очевидцев холокоста" мы рассмотрели 30 главных свидетельских показаний. Такую работу уже несколько десятилетий тому назад должна была проделать гильдия официальных историков, но - нет, они предоставляют это делать ревизионистам.
Если показания свидетелей рассмотреть под увеличительным стеклом, то тут же откроется, что в них содержатся вещи, невозможные с точки зрения техники и законов природы. Вот некоторые из множества абсурдностей:
1. Голубой туман над трупами. На франкфуртском процессе (1963-65) по поводу Освенцима перед судом предстал в качестве особенно достоверного свидетеля эсэсовский шофер Рихард Бек. Он дал следующие показания: "Вскоре после того (т.е. после отравления) дверь, за которой были убиты заключенные, открывалась и можно было видеть голубой туман, висевший над огромной кучей трупов".
Бек никак не мог видеть "голубого тумана", поскольку синильная кислота совершенно бесцветна. Ее название происходит от синего цвета пигмента, образующегося в результате ее соединения с железом.
2. Синеватая окраска жертв. Мильтон Буки, "переживший холокост", сообщает: "Через 2 минуты после того, как открывались двери, нам приказывали убрать трупы, и мы грузили их на тележки. Трупы были голые и некоторые покрыты синими пятнами".
Синильная кислота блокирует обеспечение клеток кислородом. Гемоглобин крови тогда не может снабжать клетки кислородом, кровь сама перенасыщается кислородом, что ведет к покраснению кожи. Буки был членом особой команды в Освенциме с декабря 1942 г. Предположим, что особые команды действительно выносили трупы из ГК, тогда у Буки было достаточно времени (до октября 1944), чтобы разглядеть, что отравленные синильной кислотой имеют красноватый цвет; но нет, он говорит о синем цвете. То же самое утверждает и излюбленный свидетель Хильберга Филипп Мюллер, пробывший в особой команде около 3 лет. Несомненно, ни Буки, ни Мюллер никогда не видели трупов людей, умерших от синильной кислоты.
3. Непомерно большое число жертв, приходящихся на 1 кв.м. ГК. Согласно показаниям ключевого свидетеля Гесса, в ГК крематория П площадью 210 кв.м. набивали по 2 тыс. жертв[110], согласно ключевому свидетелю Врбе - по 3 тыс.[111], согласно ключевому свидетелю Броуду - даже по 4 тыс.[112] При этом применялся паровой каток и нацисты таким способом экономили циклон-Б.
4. Пламя вырывалось из труб крематория. Генрик Таубер, излюбленный свидетель Прессака, рассказывает такую историю: "Обычно мы сжигали по 4-5 трупов в одном муфеле, но часто даже больше... Помногу трупов мы сжигали без разрешения начальства крематория, во время воздушной тревоги, чтобы огромным пламенем, вырывавшимся тогда из труб, привлечь внимание пилотов".
Вальтер Люфтль, бывший председатель австрийской инженерной палаты и судебно-медицинский эксперт на множестве процессов, заметил по этому поводу: "Кокс горит коротким пламенем, которое никак не может вырваться из пространства горения. Между печью и трубой находится еще газовыводной канал, дымоход (боров). Только затем начинается труба. А если горящее коротким пламенем вещество сильно загрузить, то нарушается температурный режим и горение вообще не образуется".
5. Невероятно большое количество трупов, сжигаемых в одном муфеле. Еще гуще, чем Таубер, завирает член особой команды Шмуль Файнцильберг: "Было три печи, в каждой по 2 дверцы. В каждую дверцу можно было пропихнуть по 12 трупов".
Муфели имеют размер 200х70х80 см. Нелегко разместить в таком пространстве 12 трупов даже лилипутов.
6. Сжигание трупов без горючего вещества. Также и здесь мы дадим слово коронному свидетелю Прессака Тауберу: "Когда кремации следуют одна за другой, то сгорание в печах происходит за счет горения самих трупов. Поэтому часто не пользовались топливом при сжигании жирных трупов".
Трупы состоят чуть ли не на 90 процентов из воды и только в рассказах "переживших холокост" горят сами по себе!
7. Сжигание трупов в ямах. Эта сказка встречается у многих свидетелей. Вот что говорит член зондеркоманды Шлама Драгон: "По другую сторону строения были вырыты 4 ямы длиной 30 м, шириной 7 м и глубиной 3 м. ...Сначала на дно ямы клали большие поленья, потом помельче, крест-накрест, а сверху - сухие ветки. После того, как все трупы из строения были перенесены в яму, их поливали из черпаков по четырем углам керосином и поджигали, а еще туда бросали куски резины".
Из-за недостаточного поступления кислорода в яму трупы в ней гореть не будут. Отметим еще, что костры складывают иначе, не шиворот-навыворот, как это описывает Драгон. Пламя разгорается в том случае, если прутья и мелкие дрова лежат снизу. Сложенное Драгоном никогда не загорится, т.к. лежащие сверху прутья вспыхнут первыми и не пустят огонь вниз. Испокон веков трупы сжигали только на поверхности земли.
8. Применение при сжигании трупов вытапливающегося из них жира. Этому сюжету для романа ужасов дал наивысшее выражение Филипп Мюллер, а всплывает он у многих "переживших холокост", но так, что они переписывают его друг у друга. В 1995 г. появилась книга израильского "ученого" Гидеона Грейфа о зондеркомандах. Стоит ее лишь открыть, и первым обнаруживается слабоумие автора, ведущего речь о вытапливании жира из трупов.
9. Использование метанола в качестве горючего вещества. В краковской тюрьме комендант Освенцима Гесс писал: "Трупы поливали сначала нефтяным осадком, потом метанолом". Также и у "жертвы" Филиппа Мюллера, и у "исполнителя" Перри Броуда встречаемся мы с простоватой историей о метаноле. Инженер Вальтер Люфтль однажды попытался с помощью метанола сжечь мертвого воробья. Метанола он не жалел, но сжечь воробья так и не смог.
***
Всякий, кто познакомится с показаниями свидетелей, потеряет последнее доверие.
а) Невозможно короткое время кремирования. В крематории Базеля сожжение одного трупа длится около часа, во Фрайбурге - 1,5 часа. Если веришь нашим свидетелям, то в Освенциме - это утверждает Д. Пайсикович - 4 минуты. Суперсвидетель Миклош Ньизли, чей бестселлер появился на четырех языках и был издан четырежды, сообщает, что 46 муфелей крематория в Биркенау ежедневно перерабатывали по 20 тыс. трупов. (Согласно тому же Ньизли, по 20 тыс. евреев в день убивали газом, а еще 5-6 тыс. расстреливали или сжигали живьем). В таком случае на каждый муфель приходится по 435 трупов в день и процесс сгорания должен был идти в 18 раз (!) быстрее, чем в современных крематориях. Скромнее высказывается Гесс. У него приходится по 133 трупа на муфель, т.е. в 5 раз больше, чем это могло бы быть в 1996 году.
Карло Маттоньо пишет по этому поводу: ""Очевидцы" хотят нам внушить, что крематории Освенцима-Биркенау были независимы от законов природы, были дьявольскими сооружениями и не подчинялись известным законам химии, физики и теплотехники. Историки решили слепо верить свидетелям и были жестоко обмануты".
б) Подача циклона через несуществующие отверстия. В ГК крематория II в Биркенау была якобы убита большая часть евреев и о ней имеется особенно много свидетельских показаний. В них содержится несколько версий подачи газа в камеру, рассказанных "очевидцами", и все они неправдоподобные.
Версия 1: циклон подавался через головки душей. В духе народных суеверий этот вариант изложен в книге Шпритцера. Вариант настолько глуп, что его не признает даже официальная историография. Гранулы циклона якобы закладывали в душевые головки и при контакте с воздухом газ из них высвобождался и выходил через дырочки наружу.
Версия 2 принадлежит Софье Коссак: "Раздавался пронзительный звук и тотчас же через отверстие в полу начинал поступать газ. С балкона, откуда можно было видеть дверь, эсэсовцы с вожделением следили за борьбой со смертью, за ужасом, переживаемым обреченными. Для них, садистов, это был спектакль, который им никогда не надоедало смотреть. Борьба со смертью длилась 10-15 минут. ... Персонал поспешно грузил трупы в вагонетки, другие ждали. И тогда случалось, что умершие оживали. Подававшаяся доза газа была недостаточна. Она только оглушала, а не убивала. Случалось, что некоторые прямо в вагонетке приходили в себя... Их быстро подводили к устью печи и вместе со всеми сбрасывали в огонь".
Следует сразу заметить, что печи находились выше ГК и потому "сбросить" в огонь ничего было нельзя. Во-вторых, никакого балкона, с которого можно было бы заглядывать в ГК, там не было. В-третьих, мертвые не имеют обыкновения оживать. И в-четвертых, в полу подвала для трупов не могло быть никаких отверстий, т.к. он стоит прямо на земле, в чем может убедиться каждый посетитель.
Версия 3. Ею мы обязаны словацкому еврею Рудольфу Врбе: "Эсэсовцу, стоящему на крыше крематория, подавалась команда. Он поднимал круглую крышку и ссыпал на головы жертв шарики". В то время, о котором говорит Врба, в потолке подвала никаких отверстий, ни закрытых, ни открытых, не было. Как неопровержимо показала экспертиза Гермара Рудольфа, ныне существующие в потолке отверстия были уже после взрыва крематория совершенно халтурно сделаны польскими коммунистами, чтобы потом можно было дурачить людей рассказами о вбрасывании через них циклона. Отверстия имеют кривую форму, невероятно большого размера (через них может пролезть худощавый человек). Железная окантовка дырок была просто приделана снизу. Отверстия не имеют никаких следов (царапин, выбоин) произошедшего взрыва.
Версия 4 исходит от Генрика Таубера: "Потолок ГК покоился на бетонных опорах, расположенных в середине продольных стен. Рядом с каждой опорой имелось еще по две. Они выходили сквозь потолок наружу и были покрыты толстой сеткой. Под верхней проволочной сеткой находилась еще одна, потоньше, а под нею еще одна. Внутри самой тонкой сетки находились коробочки, которые с помощью проволоки можно было дернуть вверх и тогда из них высыпались шарики, а из шариков выходил газ".
Газ выделяется из гранул более 2-х часов, и как в таком случае удалось бы предотвратить опасность для персонала, убиравшего трупы? Ведь часть шариков оказалась бы придавленной ими и потому с невышедшим наружу газом. И опять-таки: не было в потолке подвала отверстий.
В крематории 1 основного лагеря, который посещает значительно больше туристов, чем развалины крематориев в Биркенау, циклон также должны были сыпать сквозь потолок, но, как признаются сотрудники музея, прежде в потолке никаких отверстий не было.
"Ни дырок, ни холокоста" (Фориссон).
в) Вентиляция "газовых камер" после отравления. В Освенциме для борьбы со вшами применялся инсектицид циклон-Б в гранулах. Согласно данным фирмы-изготовителя, гранулы при комнатной температуре выделяли газ в течение 2-х часов; при более низкой - дольше. Если бы существовала эффективная вентиляция - а она была только в камере дезинсекции, а не в ГК - то открывать камеры можно бы было не ранее, чем через 2 часа.
Только в одном свидетельстве говорится, что время между подачей газа и разгрузкой "камеры смерти" было "продолжительным". Это свидетельство Гесса, который утверждает, что смерть от газа была мгновенной; однако кроме него никто такого больше не утверждает. Указанное свидетельство опроверг Карло Маттоньо.
Свидетели варьируют время между вбрасыванием циклона и смертью жертв в пределах от "тотчас же" до 20 мин. Поскольку газ выделяется около 2 часов, то даже при наличии безумного количества гранул "мгновенная" смерть невозможна; поэтому остановимся на 20 мин. Время между началом экзекуции и выгрузкой составляет в показаниях свидетелей самое большее 50 минут.
Приведем один особенно яркий пример. Д-р Чарльз Бендель, румыно-французский врач Моисеева вероисповедания, на проводившемся британцами в 1946 г. судебном процессе, приведшем к виселице двух ни в чем не повинных людей, показал: "Примерно в 12 часов пришел новый транспорт в 800-1000 чел. ...Открылись двери (крематория IV) и людей впихнули в ГК. Ее потолок был столь низок, что казалось, будто бы он лежит на головах... Слышались крики и стоны, бившиеся о стены. Так длилось 2 минуты, а затем воцарилась тишина. Через 5 мин. дверь открылась, но в течение 20 мин. в камеру было нельзя войти. Затем особая команда приступила к работе. Когда открылась дверь, часть трупов вывалилось наружу, настолько плотно была набита камера. Трупы так спрессовались один с другим, что их было почти невозможно разделить... Кому хоть раз приходилось видеть ГК 1,5 м высотой, набитую трупами, никогда не забудет. Особой команде приходилось еще теплые, кровоточащие трупы буквально вырывать из камеры. Но прежде, чем бросить их в могилу, приходили цирюльник и дантист, стригли трупы и вырывали у них зубы... Я не мог узнать людей, которые прежде носили человеческий облик. Они - дьяволы. Адвокат из Салоник, электроинженер из Будапешта - они больше не люди. Во время работы (в ГК) они еще осыпали всех градом ударов деревянными и резиновыми палками... После полутора часов работы все было кончено и новый транспорт поступил в крематорий IV".
Со своим больным мозгом Бендель утверждает следующее:
- уже через 7 мин. после того, как гранулы начали выделять газ, дверь в камеру открывалась и газ, естественно, шел в коридор, где ждали конца процедуры стойкие против отравления синильной кислотой эсэсовцы;
- через 20 минут особая команда устремлялась без противогазов - ибо если бы они их надели, то кто бы смог увидеть их дьявольский облик? - в ГК и начинали вкалывать среди продолжавших сгущаться (в течение еще полутора часов) газовых выделений;
- после того, как евреи в битком набитой камере умирали, "спрессованные один с другим", то они падали так, что в камере высотой 1,5 м образовывали кучу из трупов;
- 800-1000 трупов обрабатывали один цирюльник и один дантист. Вся работа делалась за 1,5 часа, а это означает, что за 5400 секунд дантист вырывал (если считать в среднем, что у каждого не хватало четырех зубов) 22400 зубов - по 4 зуба в секунду!
И этот Бендель считается самым значительным свидетелем ГК!
г) Работа без противогазов в парах синильной кислоты. Кроме Бенделя, и другие свидетели описывают работу в ГК без противогазов. Филипп Мюллер свое первое вступление в ГК описывает так: "Мой взгляд упал на полуоткрытую сумку, где я увидел лежащие продукты, вероятно выданные на дорогу. И тогда я сделал вид, что одной рукой тяну труп, а другую сунул в сумку. Я сграбастал там кусок сыра и пирог с мясом и, следя за дверью, чтобы меня не заметили, принялся моими измазанными кровью руками разламывать пирог и жадно, словно зверь, заглатывать его".
Будь Мюллер в противогазе, то "жадно, словно зверь" он ничего бы заглотить не смог. Некоторые свидетели, между прочим, утверждают, что жертвы перед отравлением раздевали, чтобы застрявший в одежде циклон не отравил зондеркоманду. Следовало бы подумать и о спецодежде для членов особой команды, т.к. во время работы они должны ведь были сильно потеть, а тогда контаминация (заражение) через кожу сильно возрастает. Однако о спецодежде не говорит ни один свидетель.
***
Как справедливо утверждает историк Эрнст Нольте, невозможное дело, чтобы целый ряд лиц независимо друг от друга, не задумываясь рассказывали бы более или менее одинаковые истории. Однако Нольте считает, что рассказы о ГК какое-то зерно истины все же должны содержать, если даже число жертв сильно преувеличено. Рассуждая в подобном духе, можно прийти к такому заключению: в средние века несметное число свидетелей утверждало, что они видели ведьм, летящих на Блоксберг. В результате немало тех "ведьм" попадало на суд инквизиции. Следовательно, история та подлинная, только число летавших по воздуху ведьм преувеличено. Нольте совершенно не приходит на ум, что сообщения свидетелей и исполнителей можно без особого труда координировать, поскольку союзники после войны могли подделывать и пытать сколько им заблагорассудится.
Как показал серьезный испанский исследователь Энрике Айнат, от польского Сопротивления уже с 1941 года стали поступать сообщения о массовых убийствах в Освенциме, но не с помощью циклона-Б, а пневматическим молотом, электрическими ваннами и т.п. Но те сообщения были оставлены без внимания. Страшные истории о паровых, газовых, электрических камерах Бельзеца пропаганда начала распространять с 1942 г. Освенцим не трогали до июня 1944 г. Британо-еврейский автор Мартин Гильберт пишет, что "тайна ГК Освенцима-Биркенау хранилась до третьей недели июня". А к тому времени уже произошли массовые депортации венгерских евреев, которых посылали прямо в Освенцим; 28 тыс. из них были зарегистрированы, остальных разослали по другим рабочим лагерям и фабрикам. Разговорами о венгерских евреях в ГК Биркенау дан старт легенде о "лагере уничтожения" Освенцим. В ноябре 1944 легенда получила свой окончательный облик. Тогда в Вашингтоне появился WRB-репортаж, основанный на рассказах Врбы, Альфреда Ветцлера, Чеслава Мордовича и Арноста Розина. Циклон-Б был назван в репортаже орудием убийства, говорилось также об отравлениях в двух крестьянских домах, однако о крематории главного лагеря как о месте убийства в репортаже не было ни слова.
2 февраля 1945 г., сразу же после освобождения Освенцима, "Правда" сообщила о "конвейере смерти", на котором одновременно убивались сотни человек. Но вскоре конвейер исчез, ни один свидетель не говорил о нем. И о ГК писала "Правда", но поместила их не туда, где им определили быть позже, а "в восточной части лагеря" - это при том, что лагерь уже был в советских руках! Совершенно очевидно, версия была еще не вполне согласована союзниками. Советы знали, что им надлежит найти доказательство массовых убийств в Освенциме, но деталей ни Лондон, ни Вашингтон пока не сообщили, и потому автор в "Правде" (с еврейской фамилией) решил детали придумать сам.
В апреле-мае 1945 г. в польской комиссии выступили многие бывшие заключенные Освенцима, среди них евреи Шмуль Файнцильберг (называвший себя Яновским, Касковским и, наконец, Файнцильбергом), постоянно меняющий дату своего рождения Шлама Драгон и Генрик Таубер. После того, как "Правда" попала впросак, польские коммунисты начали, хотя бы в главных чертах, координировать показания. ГК были локализованы в одном месте, было достигнуто единство и в вопросе об орудии убийства. Им стал циклон-Б. В остальном "пережившим холокост" было позволено давать волю их извращенному воображению, а их "фактическим сообщениям" был придан статус "высшей достоверности".
Завершили формулировку мифа показания коменданта Освенцима Рудольфа Гесса. После войны он некоторое время скрывался на одном крестьянском дворе, но в марте 1946 г. его схватили британцы. Признания от Гесса были получены в британском учреждении, где применялись пытки. Пытал Гесса еврей, сержант Бернард Кларк. Происходило это так: "Гесс кричал при виде одной только британской униформы. "Как тебя зовут?" - рычал Кларк, и всякий раз, как в ответ звучало "Франц Лонг" (имя крестьянина, у которого прятался Гесс), кулак Кларка обрушивался на лицо допрашиваемого. С четвертого допроса Гесс назвал себя. Тогда он был раздет догола и растянут на станке для убоя скота, где Кларк вытворял с ним такое, что крики и удары сливались в одну какофонию и, казалось, ей не будет конца... Потребовалось три дня, чтобы Гесс начал говорить то, что от него требовали".
Показания Гесса основательно проанализированы ревизионистами, и от них не осталось камня на камне. Мы даже не станем повторять всего, а ограничимся лишь несколькими примерами:
- Гесс утверждает, что только за то время, пока он был комендантом (до ноября 1943 г.) в лагере было отравлено газом 2,5 млн. человек. В это цифру ныне не верит ни один историк. Тут лишь остается вопрос: так ли уж тосковал Гесс по виселице, что готов был на любую ложь, лишь бы поскорее на нее попасть?
- Уже в 1941 г., сообщает Гесс, он посетил "лагерь уничтожения" Треблинка. Существовал тогда, утверждает он, и "лагерь уничтожения" Бельзец. В действительности же Бельзец был открыт в марте 1943 года, а Треблинка - в июне 1942 г. Всего в показаниях Гесса обнаружено 47 несуразностей.
Существенную роль играл Освенцим на Нюрнбергском процессе, где юридически за Германией было закреплено совершение единственного в мировой истории преступления. Правовой базой для трибунала служили не международные и государственные правовые акты, а специально созданный в Лондоне в августе 1945 г. для этого случая статут. Согласно его ст. 19 трибунал был "освобожден от необходимости придерживаться правил доказательства вины". В ст. 21 говорилось, что "для общеизвестных фактов" трибунал не должен требовать доказательства. Что считать "общеизвестными фактами", решает сам суд. Такие "факты", как целенаправленное истребление евреев, убийство польских офицеров в Катыни, были объявлены "общеизвестными", доказывать их не требовалось.
В подобном же стиле проводились бесчисленные процессы против "нацистских преступников" в ФРГ. Марионеточный режим США в Бонне обязал с 50-х годов юстицию доказательством факта миллионных убийств евреев в ГК не заниматься. Операция эта проводилась так: перед началом процесса во всех, включаемых одновременно, СМИ обвиняемых изображают бестиями в человеческом обличье. Доказательств предъявлять не надо, поскольку и преступление, и его исполнители установлены раз и навсегда. Свидетели могут врать до посинения, критических вопросов им никто не задаст, чтобы не доставить им, жертвам, душевных страданий. Для обвиняемых единственным шансом смягчить приговор остается не оспаривать существование ГК и массовых убийств, а только - свое участие в них. Таким путем возникают "признания исполнителей". Вся эта процедура описана в книгах Вильгельма Штеглиха и Манфреда Келерса.

 
http://holocaustrevisionism.blogspot.com/1996/09/blog-post.html
09-09-2018 07:35 Baxılıb: 1390    
Şərh bildir