О ДЕПОРТАЦИИ ЧЕЧЕНЦЕВ И ИНГУШЕЙ С КАВКАЗА

О факте депортации чеченцев и ингушей известно практически всем, но истинную причину этого переселения знают немногие.
Дело в том, что ещё с января 1940 года в Чечено-Ингушской АССР действовала подпольная организация Хасана Исраилова, ставившая своей целью отторжение от СССР Северного Кавказа и создание на его территории федерации государство всех горских народов Кавказа, кроме осетин. Последних, как, впрочем и русских, проживающих в регионе, по мысли Исраилова и его сподвижников, следовало поголовно уничтожить.
Сам Хасан Исраилов был членом ВКП(б)и в свой время закончил Коммунистический университет трудящихся Востока имени И. В. Сталина.
Свою политическую деятельность Исраилов начал в 1937 году с доноса на руководство Чечено-Ингушской республики. Первоначально Исраилов и восемь его сподвижников сами попали в тюрьму за клевету, но вскоре сменилось местное руководство НКВД, Исраилова, Авторханова, Мамакаева и других его его единомышленников отпустили, а на их место посадили тех, на кого они написали донос.
Однако на этом Исраилов не успокоился. В тот период, когда англичане готовили нападение на СССР, он создаёт подпольную организацию с целью поднять восстание против Советской власти в тот момент, когда англичане высадятся в Баку, Дербенте, Поти и Сухуме. Однако английские агенты потребовали от Исраилова начать самостоятельные действия ещё до нападения англичан на СССР. По заданию из Лондона Исраилов со своей бандой должны были напасть на грозненские нефтепромыслы и вывести их из строя с тем, чтобы создать недостаток горючего в частях Красной Армии, сражающихся в Финляндии. Операция была назначена на 28 января 1940 года. Сейчас в чеченской мифологии этот бандитский рейд возведён в ранг национального восстания. На самом же деле была лишь попытка поджечь нефтехранилище, отбитая охраной объекта. Исраилов же с остатками своей банды перешёл на нелегальное положение – отсиживаясь в горных аулах, бандиты в целях самоснабжения время от времени нападали на продовольственные магазины.
Однако с началом войны внешнеполитическая ориентация Исраилова резко изменилась - теперь он начал надеяться на помощь немцев. Представители Исраилова перешли линию фронта и вручили представителю немецкой разведки письмо своего руководителя. С немецкой стороны Исраилова стала курировать военная разведка. Куратором же выступал полковник Осман Губе.
Этот человек, аварец по национальности, родился в Буйнакском районе Дагестана, служил в Дагестанском полку Кавказской туземной дивизии. В 1919 г. присоединился к армии генерала Деникина, в 1921 г. эмигрировал из Грузии в Трапезунд, а затем в Стамбул. В 1938 году Губе поступил на службу в Абвер, и с началом войны ему пообещали должность начальника «политической милиции» Северного Кавказа.
В Чечню были направлены немецкие десантники, в числе которых был и сам Губе, и в лесах Шалинского района заработал немецкий радиопередатчик, осуществлявший связь немцев с повстанцами.
Первым мероприятием повстанцев стала попытка срыва мобилизации в Чечено-Ингушетии. За вторую половину 1941 года число дезертиров составило 12 тысяч 365 человек, уклонившихся от призыва – 1093. Во время первой мобилизации чеченцев и ингушей в РККА в 1941 году планировалось сформировать из их состава кавалерийскую дивизию, однако при ее комплектовании удалось призвать лишь 50% (4247 человек) от имевшегося призывного контингента, а 850 человек из уже набранных по прибытии на фронт тут же перешли к противнику.
Всего же за три года войны из рядов РККА дезертировало 49 362 чеченца и ингуша, еще 13 389 уклонились от призыва, что в сумме составляет 62751 человек. Погибло же на фронтах и пропало без вести (а в число последних входят и перешедшие к противнику) 2300 человек. Вдвое меньший по численности бурятский народ, которому немецкая оккупация никак не грозила, потерял на фронте 13 тысяч человек, а в полтора раза уступавшие чеченцам и ингушам осетины потеряли почти 11 тысяч. На тот же момент, когда был опубликован указ о переселении, в армии находилось лишь 8894 человека чеченцев, ингушей и балкарцев. То есть, дезертировало в десять раз больше, чем воевало.
Через два года после своего первого рейда – 28 января 1942 года Исраилов организовывает ОПКБ – «Особую партию кавказских братьев», ставящую своей целью «создание на Кавказе свободной братской Федеративной республики государств братских народов Кавказа по мандату Германской империи». Позднее чтобы лучше угодить вкусам немецких хозяев, Исраилов переименовал свою организацию в «Национал-социалистическую партию кавказских братьев» (НСПКБ). Ее численность вскоре достигла 5000 человек.
Другой крупной антисоветской группировкой Чечено-Ингушетии была созданная в ноябре 1941 года «Чечено-горская национал-социалистическая подпольная организация». Ее лидер Майрбек Шерипов, младший брат знаменитого командира так называемой «Чеченской Красной Армии» Асланбека Шерипова, убитого в сентябре 1919 года в бою с деникинцами, был членом ВКП(б), тоже был арестован за антисоветскую пропаганду в 1938, а в 1939 освобожден за недоказанностью вины и вскоре назначен председателем Леспромсовета ЧИ АССР. Осенью 1941 он объединил вокруг себя главарей банд, дезертиров, беглых уголовников Шатоевского, Чеберлоевского и части Итум-Калинского районов, установил связи с религиозными и тейповыми авторитетами, пытаясь вызвать вооруженное выступление. Основная база Шерипова находилась в Шатоевском районе. Шерипов неоднократно менял название своей организации: «Общество спасения горцев», «Союз освобожденных горцев», «Чечено-ингушский союз горских националистов» и, наконец, – «Чечено-горская национал-социалистическая подпольная организация».
После приближения фронта к границам республики, в августе 1942 года Шерипов вошёл в связь с вдохновителем ряда прошлых восстаний, сподвижником имама Гоцинского, Джавотханом Муртазалиевым, который с 1925 года находился на нелегальном положении. Воспользовавшись его авторитетом, он сумел поднять крупное восстание в Итум-Калинском и Шатоевском районах. Оно началось в селении Дзумской. Разгромив сельсовет и правление колхоза, Шерипов повел бандитов на центр Шатоевского района — село Химой. 17 августа Химой был взят, повстанцы разгромили партийные и советские учреждения, а местное население разграбило их имущество. Захват райцентра удался благодаря предательству начальника отдела по борьбе с бандитизмом НКВД ЧИ АССР ингуша Идриса Алиева, связанного с Шериповым. За сутки до нападения он отозвал из Химоя опергруппу и войсковое подразделение, охранявшие райцентр. Мятежники во главе с Шериповым пошли захватывать и райцентр Итум-Кале, по пути присоединяя к себе земляков. Полторы тысячи чеченцев окружили Итум-Кале 20 августа, однако взять не смогли. Небольшой гарнизон отбил все их атаки, а подошедшие две роты обратили повстанцев в бегство. Разгромленный Шерипов попытался объединиться с Исраиловым, но 7 ноября 1942 был убит сотрудниками органов госбезопасности.
Следующее восстание организовал в октябре того же года немецкий унтер-офицер Реккерт, заброшенный в Чечню с диверсионной группой. Установив связь с бандой Расула Сахабова, он при содействии религиозных авторитетов завербовал до 400 человек и, снабдив их немецким оружием, сброшенным с самолетов, поднял ряд аулов Веденского и Чеберлоевского районов. Этот мятеж тоже был подавлен, Реккерт погиб. Расул Сахабов был убит в октябре 1943 года своим кровником Рамазаном Магомадовым, которому за это пообещали прощение бандитской деятельности.
И другие немецкие диверсионные группы чеченское население встречало очень благожелательно. Им поручалось создать отряды горцев, провести диверсии, перекрыть важные дороги, совершать теракты. Наиболее многочисленная диверсионная группа в количестве 30 парашютистов была заброшена 25 августа 1942 года в Атагинском районе близ села Чешки. Возглавлявший ее обер-лейтенант Ланге вступил в связь с Хасаном Исраиловым и с Эльмурзаевым, бывшим начальником Старо-Юртовского райотдела НКВД, который в августе 1942 года скрылся со службы, забрав 8 винтовок и несколько миллионов рублей. Однако Ланге постигла неудача. Преследуемый чекистами, он с остатками своей группы (6 немцами) с помощью проводников-чеченцев перешёл обратно за линию фронта. Исраилова Ланге охарактеризовал как фантазера, а написанную им программу «кавказских братьев» назвал глупой.
Пробираясь к линии фронта по аулам Чечни, Ланге продолжал создавать бандитские ячейки. Им были организованы «группы абвер»: в селе Сурхахи (10 человек), в ауле Яндырка (13 человек), в ауле Средние Ачалуки (13 человек), в ауле Пседах (5 человек), в ауле Гойты (5 человек). Одновременно с отрядом Ланге 25 августа 1942 в Галанчожский район была заброшена группа Османа Губе. Аварец Осман Губе прошел курс в немецкой разведывательной школе. Немцы возлагали на него особые надежды, планируя сделать его своим наместником на Северном Кавказе.
В начале января 1943 года Осман Губе и его группа были арестованы НКВД. Во время допроса несостоявшийся кавказский гауляйтер красноречиво признавал: «Среди чеченцев и ингушей я без труда находил людей, готовых служить немцам. Меня удивляло: чем недовольны эти люди? Чеченцы и ингуши при Советской власти жили зажиточно, гораздо лучше, чем в дореволюционное время, в чем я лично убедился. Чеченцы и ингуши ни в чем не нуждаются. Это бросалось в глаза мне, вспоминавшему постоянные лишения, в которых обреталась в Турции и Германии горская эмиграция. Я не находил иного объяснения, кроме того, что чеченцами и ингушами руководили шкурнические соображения, желание при немцах сохранить остатки своего благополучия, оказать услуги, в возмещение которых оккупанты оставили бы им часть скота и продуктов, землю и жилища».
6 июня 1942 года около 17 часов в Шатойском районе группа вооруженных бандитов по дороге в горы залпом обстреляла грузовую автомашину с ехавшими красноармейцами. Из числа ехавших на автомашине 14 человек трое были убиты, а двое ранены. Бандиты скрылись в горах. 17 августа банда Маирбека Шерипова фактически разгромила райцентр Шароевского района.
Для того, чтобы не допустить захвата бандитами объектов нефтедобычи и нефтепереработки, в республику пришлось ввести одну дивизию НКВД, а также в самый тяжелый период битвы за Кавказ снимать с фронта воинские части РККА.
Однако выловить и обезвредить банды долго не удавалось – кем-то предупреждённые бандиты избегали засад и выводили свои подразделения из-под ударов. И наоборот, объекты, на которые совершались нападения, часто оставались без охраны. Так, перед тем самым нападением на райцентр Шароевского района из райцентра были выведены опергруппа и войсковое подразделение НКВД, которые предназначались для охраны райцентра. Впоследствии выяснилось, что бандитам покровительствовал начальник отдела по борьбе с бандитизмом ЧИ АССР подполковник ГБ Алиев. А позже среди вещей убитого Исраилова было найдено и письмо самого Наркома Внутренних Дело Чечено-Ингушетии Султан Албогачиева. Тогда-то и стало понятно, что все чеченцы и ингуши (а Албогачиев был ингуш) вне зависимости от занимаемой должности спят и видят, как бы навредить русским. И вредили они очень активно.
Тем не менее, 7 ноября 1942 года, на 504-й день войны, когда гитлеровские войска в Сталинграде пытались прорвать нашу оборону в районе Глубокая балка между заводами «Красный Октябрь» и «Баррикады», в Чечено-Ингушетии силами войск НКВД при поддержке отдельных частей 4-го Кубанского кавалерийского корпуса была проведена спецоперация по ликвидации бандформирований. В бою был убит Майрбек Шерипов, а Губе был пойман в ночь на 12 января 1943 года в районе села Акки-Юрт.
Однако бандитские вылазки продолжались. Продолжались они благодаря поддержке бандитов местным населением и местным начальством. Несмотря на то, что с 22 июня 1941 года по 23 февраля 1944 года в Чечено-Ингуштии было убито 3078 участников бандформирований и взято в плен 1715 человек, было ясно, что пока бандитам кто-то даёт пищу и кров, победить бандитизм будет невозможно. Именно поэтому 31 января 1944 года было принято постановление ГКО СССР № 5073 об упразднении Чечено-Ингушской АССР и депортации её населения в Среднюю Азию и Казахстан. 23 февраля 1944 началась операция «Чечевица», в ходе которой из Чечено-Ингушении было отправлено 180 эшелонов по 65 вагонов в каждом с общим количеством переселяемых 493 269 человек. Было изъято 20 072 единицы огнестрельного оружия. При оказании сопротивления были убиты 780 чеченцев и ингушей, а 2016 были арестованы за хранение оружия и антисоветской литературы.
В горах сумели скрыться 6544 человека. Но многие из них вскоре спустились с гор и сдались. Сам Исраилов был смертельно ранен в бою 15 декабря 1944 года.

http://lemur59.ru/node/8795

08-08-2018 11:24 Baxılıb: 330    
Şərh bildir